Возвращение

Битва за Кукас напоминала французский поход на Москву 1812 года: До Кукаса мы дошли, но покорить его не смогли... а потом бежали, поджав хвосты и взмолившись: "Отпусти нас Кукас". 

Выезжали со стоянки хоть и с грустью, что не удалось увидеть красоты этого озера, но вполне в бодром состоянии духа, правда, этот дух начал быстро портиться: планировали мы быстро выйти со Спец. Участка и добраться до Сегежи, но Боги этого удивительного места видимо невзлюбили нас: Не мудрено, ведь "Боги любят сильных", а мы повернули назад. Что же, в следующий раз придется быть сильными до конца и проявить настойчивость. 

Сначала была погнута рулевая тяга на длинной Ниве Покровских, затем захрустел уже замененный задний редуктор на той же Ниве и она была взята на буксир. Спустя несколько километров из-за грубой ошибки пилота лишился раздаточной коробки автомобиль экипажа Бачалдина/Таранов. 

Вот так, с двумя машинами на буксире мы вернулись на М-18 и наивно полагали, что с Кукаса мы выбрались и шутили, что на Кукасе всем досталось, кроме УАЗика, но ему все не страшно, разве что камнями засыпать: И конечно же, сглазили, но это было уже чуть позже. Сначала мы заехали в ближайший крупный населенный пункт Лоухи, где попытались найти зап. части на поломанные Нивы. Увы, в магазинах ничего не оказалось, да и вообще странно, по всей Карелии в автомагазинах продают только щетки дворников да вонючки в салон, несмотря на то, что почти половина местных жителей ездит на Нивах! Прямо хоть в Беломорск отправляйся, где в прошлом году было все что угодно. 

Расспросы аборигенов привели нас к местным барыгам, которые вовсе не по гуманной цене продали нам редуктор и раздаточную коробку. Заехав на местный автосервис мы совсем обалдели: за замену РК с нас заломили в 2 раза больше, чем аналогичная операция стоила бы в Санкт-Петербурге. Видимо, решили нажиться на случайных проезжих и, когда мы сказали, что не надо - сами поменяем на стоянке, они, конечно, попытались слегка поторговаться, но проявив жесткость в данном вопросе, мы проучили зарвавшихся дельцов, оставив их не солоно хлебавши. 

Пообедав в кафе, опять же для экономии времени, на развилке М18-Лоухи, направилась дальше по маршруту. Где-то посередине между Лоухами и Кемью на буксируемом автомобиле Покровских ломается пополам задний мост. Буксировать дальше возможности нет, принимаем решение перегрузить экипаж в Патриот и двигаться дальше в сторону Кеми, параллельно искать эвакуатор. Таблички с телефонами эвакуаторов встречаются на трассе приблизительно каждые 2 километра, но большинство из них заботливо расстреляны из пейнтбольного ружья, чтобы цифры телефона не читались. 

По единственному номеру, который нам удалось прочитать, никто не отвечал. Так, с песнями и плясками докатились до Кеми, где поприставали к инспекторам ДПС, они нам дали тот же самый молчащий номер. Еще пару номеров удалось узнать по рации, связавшись с дальнобойщиками, но толку от них тоже не было. Счастье нас ждало на АЗС в Кеми. Там нам дали телефон ребят, у которых оказался прицеп, для перевозки машин. На нем за 6000р ниву со сломанным мостом перевезли в Сегежу. 

И даже это еще не последняя неприятность, которая нас ожидала. Под занавес дня застучал двигатель у московского УАЗа, а потом и вовсе "схватил клина". Таким образом, в промежуточный лагерь возле города Сегежа своим ходом не смогли доехать 3 из 8 автомобилей. 

Утром я, в сопровождении главного механика Михаила Воронова и главного пострадавшего Игоря Покровского, отправился в Сегежу, с целью поиска зап. частей на длинную ниву. К тому времени, москвичи уже приняли решение оставить УАЗ в Сегеже и вернуться за ним на трейлере. Платная стоянка была найдена быстро - на развилке Сегежа-М18 по 70р в сутки, туда по дороге мы и закинули Ужазик. К сожалению, найти ни чулок заднего моста ни мост в сборе в Сегеже не удалось и длинная Нива заняла место рядом с УАЗом в ожидании зап.частей из Петербурга. 

Город Сегежа произвел не менее сильное впечатление, чем некоторые природные достопримечательности республики: запах ЦБК разносится на десятки километров и представляет собой концентрированный аромат мусорной свалки с преобладанием органических отходов. В зоне, где запах был наиболее омерзительным, сейчас строятся дорогие комфортабельные коттеджи. Как можно согласиться построить себе дорогое жилище в месте, где вдохнуть невозможно, мне непонятно до сих пор. Этот запах въедается абсолютно во все. После того, как машина вернулась из города в лагерь, зловонный аромат распространился по всему лагерю! В общем, полный атас. Остается лишь сочувствовать тем, кто вынужден здесь жить. Последним фактом, который меня добил окончательно, было то, что ЦБК сбрасывает отходы в ВыгОзеро, на берегу которого мы стояли в рейде прошлого года. 

"Это одно из самых вредных производств. Часть отходов утилизируется, такие как древесные и твёрдые, а всё остальное, к сожалению, попадает в водные пространства по всей стране. Жители нашего государства не дозрели ещё до мыслей об охране окружающей среды: на первом месте стоит производство и жажда наживы, а грамотная утилизация отходов никого не волнует - где живём, там же и гадим. Так не поступают даже животные" - Отрывок из беседы с экологом группы Дарьей Обуховой. 

"Сегодняшний индустриальный пейзаж, немыслим без заводской трубы с густым шлейфом дыма, с характерным неприятным запахом и оседающими на окрестности тоннами пыли. Специфический запах, издаваемый целлюлозно-бумажными производствами, не забывает никто, хоть однажды его ощутив:" - Прочтя эту информацию на сайте интернет-сайте Сегежского ЦБК, я перестал чему-либо удивляться. То, что ЦБК является единственной в городе достопримечательностью, стало понятно сразу, но я никак не мог ожидать, что этим можно гордиться. 

Въехав в город, сразу понимаешь, что социализм тут умер, а капитализм зародиться не смог. На самом въезде красуется полуразвалившийся железобетонный "серп и молот", а по всему городу видны старые выцветшие и облупившиеся вывески и рекламы, которые, видимо, появились здесь еще в 90х годах, когда начало развиваться предпринимательство, да так и не развившееся: Обстановка сразу же напомнила "сонное царство" в г. Медвежьегорск, который мы посетили в 2008 году. 

Единственное, что нам удалось купить в Сегеже, было крепление КПП для Нивы Александры Бачалдиной, которую успешно вернули в строй, за то время пока остальные собирали лагерь и обедали. Из лагеря колонна направилась к развилке Сегежа-М18, где на платной стоянке были оставлены два автомобиля. Здесь мы встретились с журналистами карельской телекомпании "Сегежа-ТВ" и дали интервью. 

Экипажи выбывших автомобилей были вынуждены перегрузиться на другие, и группа в полном составе продолжила движение по маршруту. Вечером все успешно добрались до последней стоянки в устье р. Тулокса, без поломок и других приключений. 

В последний день для младших участников рейда был разыгран костюмированный спектакль "Пираты Ладожского Озера", в котором дети приняли непосредственное участие. Им пришлось "читать" карту и искать настоящий клад! 

Рейд успешно завершен! Часть участников решила продолжить отдых на Ладоге в свободном режиме, остальные участники успешно вернулись в Санкт-Петербург без каких-либо проблем.