День четвертый: Экскурсия в хижину, первый спец. участок и первое "ДОШЛИ!"

 

Он поднял палец и застыл. Мы прислушались и услышали. 
Где-то далеко-далеко победно запели серебряные трубы. 
Множественный звук этот пульсировал, нарастал и словно бы 
приближался. Кровь застыла у нас в жилах. Это трубили 
комары, и притом не все, а пока только командиры рот или 
даже только командиры батальонов и выше. И таинственным 
внутренним взором зверя, попавшего в ловушку, мы увидели 
вокруг себя гектары и гектары топкой грязи, поросшие редкой 
осокой, покрытые слежавшимися слоями прелых листьев, с 
торчащими гнилыми сучьями, и все это под сенью 
болезненно тощих осин, и на всех этих гектарах, на каждом 
квадратном сантиметре - отряды поджарых рыжеватых каннибалов, 
лютых, изголодавшихся, самоотверженных. 

(Аркадий и Борис Стругацкие <Сказка о тройке> 1968) 

Это был день первого спец. участка "Петровский Ям". Планировалось пройти всего 12 километров, но добрая часть из них была весьма труднопроходима для машин с небольшим клиренсом. Но перед этим нужно было еще разобраться с моим мостом. Rander еще накануне предложил оттянуть его назад и, просверлив, притянуть площадку к полу через подходящий усилитель. 

День, как обычно, начался с режимного подъема. Ремонтровать мою машину всей компанией смысла не имело, поэтому после завтрака назначаю старшим колонны Жива и отправляю разбираться со спец участком. Сам же, с Ranger'ом начинаю воплощать хитрую кинематическую схему по оттягиванию заднего моста через два блока, дерево и машину Ranger'a назад своей же собственной лебедкой. Основная часть участников, которая должна была уже давно уехать, почему-то топчется вокруг и дает советы. Оказывается, как обычно, не успевает собраться Хаха и все стоят ее ждут. Приходится отправить авангард вперед, а Хаху повесить себе на шею - понимаю, что, как планировалось, по-быстрому в две машины догнать остальных участников не удастся. 

К тому времени. как мост был прикручен, а Хаха уже собралась - голова колонны прошла несколько засадных мест и расселась в одном из них. В гости зашел "хозяин горы", посочувствовал, что нам будет тяжело на таких низких машинах, но от предположений, что мы не пройдем на Петровский Ям воздержался и пригласил посетить единственную избу, сохранившуюся от поселка, в которой он проживает. 

По словам нынешнего хозяина дома, поселок на Ворожгоре образовался в 20х годах XX века в результате перемещения домов, находящихся в зоне затопления при строительстве Беломоро-Балтийского канала. Внутри изба вполне соответствовала представлениям, полученным при внешнем осмотре. 

Изба впечатлила нас своей прошедшей через года и сохранившейся народностью, в ней явственно читалась душа и мировосприятие русского сельского жителя начала прошлого столетия. Войдя внутрь, слева мы увидели развешанные коровьи шкуры, правее от входа - конечно же, печь: именно наличие и расположение духовой печи отличает классическую русскую избу. Данное жилище вполне можно отнести к памятникам деревянной архитектуры. 

Сделав несколько фотокарточек внутри избы, а так же с трактором, отправляемся дальше. Дорога весьма веселая, но из машины пока не выходим, все проезжается легко, но руль крутить приходится много. Сказывается нехватка крутящего момента на низких оборотах, хотя, по словам Renger'a, ему "играть" сцеплением приходится гораздо больше, чем мне. Вот и поворот на Петровский Ям, вполне себе заметный. Не знаю, как у некоторых путешественников получается проскочить мимо него и уехать по каким-то ведущим в никуда просекам. Практически сразу дорога начинает спускать вниз. Внизу нас ждет первый "расколбас"... Именно здесь мы развернулись в 2006-ом году. Сейчас дорога выглядит даже сложнее, но короткая нива за счет высокой маневренности гораздо легче вписывается между огромными валунами, чем длиннобазная фронтера, даже на больших колесах. 

Дорога сильно разбита прошедшей ранее головой колонны, но все достаточно жестко. Первым на камень подсаживается Ranger, затем и мой черед. Под Хаху в сложных местах подкладываем траки, да и она сама неплохо едет: такая дорога - это стихия ВЛИ-5: тонкие, зубастые покрышки уверенно вгрызаются в грунт, там где Медведи с мелкой шашкой скользят по верхнему тонкому стою грязи. 

Утыкаемся в хвост Уазика - вот и догнали основную группу. Иду вперед вдоль стоящих машин. Впереди виднеется апокалиптическая картина - из ямы торчит только верхняя половина головной машины Жива... Вокруг плотной толпой суетятся все члены рейда. Интересуюсь у Жива, почему он единственную машину с лебедкой поставил в хвост колонны? Получаю ответ: "чтобы он нам тут всю дорогу не разрыл". Логично. Оставляю Жива пожинать плоды собственной логики при помощи ручной лебедки - помощников у него хоть отбавляй - и иду дальше на разведку со штурманом Уазика, который бывал в этих краях 2 года тому назад. 

Впереди нас ожидают две, с виду внушительные, а на самом деле легко проезжаемые лужи, а за поворотом открывается прямая, как стрела, с идеальным песчаным покрытием дорога, шириной метров 8, а то и 10! Да, по такой "першпективе" можно и фрегаты тащить, а не то, что на машинах ехать, жаль что нам по ней ехать всего чуть больше километра, а потом опять в болото. 

После поворота идет узкая и заросшая, но вполне проезжаемая лесная дорога. Вдоль нее иногда встречаются остатки поваленных телеграфных столбов, напоминающих о том, что здесь когда-то кипела жизнь. Спустя километр начинается достаточно глубокая для низких Нив колея. Взбираемся на левую обочину и идем по бровке, подминая мелкий подлесок бампером. 

Остановившись перед очередным препятствием, дабы посмотреть траекторию прохождения, вижу далеко сзади сизый дым; по рации кто-то сообщает: "Опаньки закипели". Вовсе они не закипели! Лезу в багажник и выдергиваю огнетушитель. Пока добегаю до машины - пожар уже потушен силами находившихся рядом. Поблизости валяются два отработанных огнетушителя, а моторный отсек покрыт белым порошком. Разбираемся... 

Оказалось, что провод от генератора упал на шкив помпы и полностью выгорела силовая часть. Короткое совещание о том, что у нас есть для ремонта и, что делать дальше; и я отправляюсь за необходимыми проводами. Как назло, этот чемодан запрятан в самую глубину багажника. Оставляем чиниться Опанек и Ренжера, а сами продолжаем штурмовать грязи - впереди нас ждал последний "расколбас" - около 100 метров болота и на выходе из него колея с огромными валунами. 

Пройдя пешком по болоту понимаю, что справа ехать нельзя - утону сразу; единственный вариант - попробовать слева, по болоту так, чтобы правое колесо шло по левой колее - по крайней мере, в ней (в колее) внизу твердо, лебедиться вроде тоже есть за что, в случае чего... 

Ну что ж, "тапку в пол и пошел"! Мотор надрывисто рычит, в небо взмывается болотный мох. Уже в самом конце после болота наступает расслабление: все, болото прошел - дальше халява. За что и поплатился, упав в колею. Так и надо. Быстро цепляем трос, вытягиваемся. 

Иду смотреть результат своих "мелиоративных" работ на болоте - фантастика! Можно было ехать, не надрывась! Под болотом, оказывается, есть гать - ее край захватывает и левую колею дороги. Вот, почему в левой колее внизу было твердо. Дальше все без проблем проходят по моим следам, лишь только Хаха, зачем-то ринулась из колеи совсем в болото. Но и тут все обошлось. 

Отправляю всех, кто перебрался вперед, в Петровский Ям. Благо, наши пешие разведчики уже дошли и сообщили, что дальше проблем не предвидится, а сам возвращаюсь к Опанькам. Здесь работа кипит! Я думал, что сейчас кинут "времянку", а потом доделают на дневке "как надо", но Ranger делает все на совесть, объясняя: "А зачем два раза делать одну и ту же работу?". Провод прокладывается в специальной гофре, "в обход" потенциально опасных вращающихся деталей, плотно скручивается изолентой, и притягивается стяжками - любо дорого смотреть на работу мастера. Да и вообще, хочется сказать, что это был самый незаменимый человек в рейде - опытный механик обслуживал все 8 автомобилей и, только благодаря его опыту, все машины двигались своим ходом и ни одна не выбыла. А кроме того, хочется отдельно отметить его работу как штурмана - все ответственные моменты были доверены именно ему и Миша с лихвой оправдал возложенную на него ответственность! 

Ну, вот мы и в Петровском яме! ДОШЛИ! Погода, конечно, "не фонтан". Холодно, но дождя нет и есть ветер, сдувающий надоедливых насекомых, которые просто зажрали нас в лесу - никакой репеллент не помогал! В салоне моего автомобиля постоянно тлела спираль, и это было единственное место без комаров и мошек, но долго находиться там не получалось - даже при открытых окнах достаточно быстро запах от спирали выкуривал вообще всех, а не только комаров. Надо будет попробовать пластину от фумигатора запихивать куда-нибудь, где горячо. 

Стоянка в Петровском Яме расположена на полуострове, выдающемся на 350 метров в Петроямскую губу Выгозера, образовавшегося здесь в результате разлива реки Выг при строительстве Беломоро-Балтийского канала. Место впечатляет - озеро со всех сторон! От деревни почти ничего не осталось, одни лишь развалины, а по берегам озера, на сколько хватает глаз, тянутся сваи - здесь когда-то был крупный речной порт. Отсюда вывозили лес. Сейчас же, все заброшено и пришло в негодность, лишь у другого берега, на причале, стоит буксир. Правда, за 1.5 суток нашего прибывания в Петровском Яме никаких признаков жизни там замечено не было. 

Отправляюсь на ближайший пирс на рыбалку. Всего в нескольких метрах от берега глубина озера почти 5 метров, сколько же на фарватере? Наловив за полчаса с десяток плотвичек, окончательно замерзаю и отправляюсь греться. 

В качестве бонуса нам достался рыбацкий сарай, построенный из досок, оставшихся от деревни и порта. Отсутствующую стену затягиваем полиэтиленом и другими подручными материалами. Затапливаем буржуйку. В сарае становится тепло и уютно. Комфорт! Завтра устроим первый душ. Кроме того, на крыше сарая худо-бедно "берет" мегафон и оттуда можно позвонить. Сидя у печки, сквозь щели слышно, как Женя, специально приехавший для участия в рейде из Берлина, стоя на крыше сарая, рассказывает о своих впечатлениях кому-то из друзей - ему на 4-ый день рейда, наконец-то, активировали СИМ-карту...